Феномен «мягкого права»: миф или реальность?
Ваш браузер устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом. Пожалуйста обновите браузер, чтобы улучшить взаимодействие с сайтом.
Страницы: 1
RSS
[ Закрыто ] Феномен «мягкого права»: миф или реальность?
Феномен «мягкого права»: миф или реальность? Демин Александр Васильевич, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры коммерческого, предпринимательского и финансового права Юридического Института ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет» (г. Красноярск)
Демин.pdf (130.85 КБ)
Александр Васильевич, спасибо за статью.
У меня только один вопрос/уточнение. Почему Вы говорите о недостатке НОРМАТИВНОСТИ "мягкого" права? Разве не об обязательности нужно вести речь? Нормативность - общий характер - корреспондирует понятию "индивидуальный". Даже, если "мягкое" право может включать в себя и индивидуальные регуляторы, не с этим ведь связаны споры вокруг него. А с тем, что его действенность опирается не на силу, а на разумность, авторитетность и т.д.
Я поняла по контексту, что термин "нормативность" используется в существующих исследованиях, но, по-моему, не совсем правильно.

М.Л.Давыдова
Марина Леонидовна, Вы совершенно правы, нормативность как метод формирования и выражения воли субъекта не зависит от типа социального регулятора. Скорее здесь издержки перевода: наши англоязычные коллеги обычно используют этот термин применительно к праву.
Что касается "мягкого права", то я понимаю проблематику так: есть многочисленная и разнородная группа актов, которые, формально не обладая юридической силой, в той или иной степени оказывают влияние на механизм правового регулирования. Иногда это влияние очень серьезное: например, нарушение Кодекса судейской этики может повлечь вызов судьи на квалификационную коллегию с потенциальной возможностью лишения полномочий; т. е. нарушение положений неправового акта играет роль нормативного основания при привлечении к ответственности.
Юристы с такими актами работают и на практике, и в системе юридического образования. Однако их научный анализ и систематизация отсутствует. Общепризнанной категории, которая охватывала бы подобные регуляторы, также нет. Поэтому всем знакомы такого рода диалоги:
- Иван Иванович, я диплом принесла на проверку.
- Молодец Леночка. Есть вопросы?
- Иван Иванович, я в работе ссылаюсь на Бюджетное послание Президента Федеральному Собранию. Куда мне его поставить в списке источников?
- А что там у нас? Так, международные документы, нормативные правовые акты, официальные разъяснения, доктрина, судебная практика. Гм... ну поставь в нормативные акты.
- А куда его "вставить" по юридической силе - выше чем постановления Правительства или ниже?
- Гм... подумать надо.  
На мой взгляд, основная проблема заключается даже не отграничении soft law от hard law, а скорее - в отграничении мягкого права от "в чистом виде" политических и корпоративных актов. Здесь очень зыбкая граница, хотя в "пограничных областях" границы всегда стираются, происходит диффузия регуляторов. Поэтому говорят про "серую область" или "полутень права".
А.В., но ведь в части политических и корпоративных актов это явление далеко не новое. Влияние партийных документов на правовую реальность - это вообще из социалистического прошлого. Почему сейчас стали говорить о soft law, если "серая область" между правом и другими социальными нормами была всегда? Произошло постепенное накопление, и достигнута критическая масса в количестве источников? Или что-то изменилось в отношении общества/юристов к ним?
Александр Васильевич, с огромным интересом прочла Вашу статью. Спасибо! Может, я ошибаюсь, но рискну высказать своё мнение и предположить, что  нормы, носящие оценочный характер, также можно было бы отнести к «мягкому праву», и тогда у него было бы больше шансов на «легализацию».  Оценочные понятия, также как и «мягкое право» не допускают возможности определения их содержания исчерпывающим образом, они не характеризуются однозначностью в силу постоянно изменяющихся жизненных условий.    
 Кроме того, некоторые из признаков оценочных понятий, связанные с возможностью установления их содержания только с учетом конкретных обстоятельств, позволили отдельным ученым называть их ситуационными. Вы также отмечаете, что нормы  «мягкого права» ситуативны и  отражают конкретные проблемы, которые пытаются решить заинтересованные субъекты права.
  Я понимаю, что, говоря о  «мягком праве», речь идет о  том, что они не закреплены  законодательно, в отличие, например, от норм, носящих оценочный характер. Вместе с тем, интерпретация оценочных  выражений выходит за рамки  законодательства, и здесь они становятся схожи с нормами «мягкого права», и возникают основания говорить об их схожести.  Как Вы считате, есть ли возможность, в принципе, сравнивать эти понятия и говорить об их соотношении?
Н.А. Соловьева
Изменено: Наталья Соловьева - 06.06.2013 21:42:06
Коллеги, спасибо за дискуссию. Конференция замечательная!!!
Чем обусловлен интерес к мягкому праву именно в последнее десятилетие? На мой взгляд, катализатором выступают международные отношения; ко второй половине ХХ века доктрина и практика приходят к понимаю, что ограничение круга источников закрытым перечнем, закрепленным в п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда (договоры, обычаи, общие принципы), начинает тормозить развитие международного права, его способность адекватно реагировать на вызовы эпохи постмодерна. Они статичны, инерционны, ориентированы исключительно на суверена, несут с собой риски в части юридических санкций и пр. Расширение круга субъектов международных отношений за счет интеграционных надгосударственных образований, международных организаций и частных лиц, вовлечение их в процессы международно-правового регулирования, также способствуют усилению внимания к тематике мягкого праву.
Сходные процессы наблюдаем и на национальном уровне. Плюрализация источников права, интернационализация правового регулирования, вовлечение в правообразование новых "массовых" субъектов (в первую очередь, судов), рост относительно-определенных средств в общем нормативном массиве и т.д. Даже публичные отрасли права (налоговое, административное) уже не могут ограничиться только нормой Закона; что уж говорить о частных отраслях права!
Что касается оценочных понятий, мое мнение такое. Легальное закрепление любой нормы в официальном источнике означает лишь самое начало ее жизни. Для адаптации к требованиям реальной практики, требуется ее интерпретация и конкретизация. Постепенно содержание нормы трансформируется, приобретает новые смыслы и понимания. Хотя первоначальная текстуальная оболочка может сохраняться в неизменности. Хорошим подспорьем в процессе эволюции правовых норм - в части их дополнения, конкретизации, интерпретации - могут играть мягко-правовые акты. Разумеется, чем более общий и/или оценочный характер имеет та или иная норма, тем значительно большие усилия требуются для ее перманентного "раскодирования".
Уважаемые коллеги, для тех кто интересуется "мягким правом".
Мой перевод статьи Алана Бойла "Некоторые размышления о взаимоотношениях международных договоров и мягкого права" (Alan Е. Boyle. Some Reflections on the Relationship of Treaties and Soft Law // International and Comparative Law Quarterly, 1999, vol. 48, № 4, pр. 901-913).
Ознакомиться с переводом можно здесь: http://krasn.pravo.ru/analytic/view/36842/
Желаю всем удачи, творческого роста и прекрасного летнего отдыха!!!
Здравствуйт Александр Васильевич!
В исследовании затронута весьма акутуальная тема. В месте с тем при ознакомлении с текстом статьи возникают нектороые вопросы. Как я понял, к мягкому праву отнесены различные авторитетные веления и рекомендации, раасчитанные на неоднократное применение и неограниченный круг лиц, однако не подкреплённые механизмом юридического принуждения к их исполнению. В таком случае, будут ли модельные кодексы, такие как Модельный УК СНГ, Модельный УК США, Единообразный торговый кодекс США являться типичными образцами мягокого права? Мне думается, что да.
Вместе с тем возникает вопрос, отграничиваете ли Вы источники мягкого права от таких явлений, как методические и интерпритационные акты? Ведь данные акты характеризуюся ВТОРИЧНОСТЬЮ, ПРОИЗВОДНОСТЬЮ от традиционных источников права, что и не позволяет, на мой взгляд относить их к источникам права как таковым (это, впрочем, отдельная тема для дискуссии), а магкое право в моём видении так же как и жёсткое, всегда обладает признаком ПЕРВИЧНОСТИ, и применяется при необходимости урегулировать новые отношения, либо поднять их регламентацию на качественно более высокий уровень систематизации и стандартизации. Хотелось бы услышать пояснения относительно данных вопросов. Ибо от этого зависит круг вкладываемых в понятие магкого права явлений.

Заранее благодарен.
С уважением,
Изменено: Иван Сторожев - 16.06.2013 17:28:36
Иван, добрый день.
По поводу Вашего вопроса замечу, что в американской литературе встречается мнение о том, что изначально термин "мягкое право" появился именно для характеристики статуса Единообразного торгового кодекса США (хотя это и спорный вопрос). В настоящее время, концепция мягкого права еще не сформировалась, и я не возьму на себя смелость предлагать здесь окончательные ответы. На мой взгляд, мы пока находимся на стадии аккумулирования и отбора эмпирического материала для исследования феномена, который реально существует, но пока не получил адекватного осмысления в теории; впереди - дефинирование, систематизация, выстраивание иерархических связей по вертикали и по горизонтали. Разброс мнений во взглядах на мягкое право колоссальный. Более того, многие авторы полагают, что не существует самого явления и все регуляторы можно по традиции распределить между правом и иными социальными нормами (политикой, моралью, традициями, внутрикорпоративным саморегулированием). Поэтому в отношении мягкого права мы сегодня находимся состоянии активной дискуссии.
В сентябре я планирую провести масштабный круглый стол по теме «Феномен мягкого права: грани осмысления» и по его итогам подготовить Сборник российских и зарубежных публикаций на эту тему. Примерный перечень вопросов для обсуждения в рамках круглого стола прикрепляю ниже - возможно информация кого-то заинтересует. Буду рад любому участию.
приглашение на Круглый Стол по мягкому праву.doc (119 КБ)
Цитата
Данил Кононенко пишет:
Феномен «мягкого права»: миф или реальность? Демин Александр Васильевич, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры коммерческого, предпринимательского и финансового права Юридического Института ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет» (г. Красноярск)

Добрый день, Александр Васильевич. Не считаете ли Вы, что дискуссия о признании или непризнании "мягкого права" носит надуманный характер? От того признаем ли мы указанные Вами феномены о которых идет речь в статье, или не признаем, не зависит тот факт продоложится их развитие в последующем. Может быть вся проблема только в том, можно ли применить к указанным Вами актам термин "мягкое право"? Что касается термина "права", то думается, что его в данной ситуации применять нельзя с учетом нормативного понимания этого термина. Даже если учесть, что мы живем в эпоху постмодерна, когда неопределенность господствует во всех сферах жизни, роль истины при этом не должна снижаться.  В этих условиях термин "право" можно использовать в четком соответствии с его содержанием, учитывая признаки общеобязательности, обеспеченности принудительной силы и др. Конечно, нормы о которых идет речь в статье существуют и они будут в дальнейшем развиваться, соглашусь также, что это положительно, но применять здесь нужно какой-то другой термин, чтобы исключить подмену понятий и иметь более четкую границу между правом и неправом.
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)