Модернизация временных параметров правоприменительной деятельности в Российской Федерации: влияние европейской практики
Ваш браузер устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом. Пожалуйста обновите браузер, чтобы улучшить взаимодействие с сайтом.
Страницы: 1
RSS
[ Закрыто ] Модернизация временных параметров правоприменительной деятельности в Российской Федерации: влияние европейской практики
Модернизация временных параметров правоприменительной деятельности в Российской Федерации: влияние европейской практики // Догадайло Екатерина Юрьевна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры теории государства и права юридического факультета им М.М. Сперанского Федерального бюджетного государственного учреждения высшего профессионального образования "Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации"
Догадайло.pdf (136.09 КБ)
Е.Ю., то, чем Вы занимаетесь (время) безумно интересно. У  меня вопрос может быть не буквально вытекающий из того, что написано в статье, но давно меня волнующий. Насколько я понимаю, восприятие времени у разных народов разное: у кого-то быстрее, у кого-то медленнее, линейное/цикличное и т.д. Национальное время влияет на время юридическое? Или юридическое время в большей мере универсально, и категории типа "своевременность" отражают скорее юридическую логику, чем ментальные особенности конкретного народа? Ведь, с точки зрения возможности заимствования, модернизации и т.п., это принципиальный вопрос.

М.Д.
М.Л., спасибо!
Тут есть два аспекта, посокльку у времении как онтологического параметра деятельности людей как и у пространта есть формы - физическое, календарное, психологическое, геологическое, биологическое, социальное... с правовой системой взаимодействуют не все формы. проявляется только  календарное ( как инструментальное). социальное и и очень фрагментарно психологическое. 1. Параметры календарного времени испытывают влияние соци0-культурных отнощений,  и развитие его шло от религиозных норм к конвенциальным (Вашингтонская меридианная конференция 1884)и далее - правовым ( акты о ратификации конвенции о UT,  федеральный закон о времени, разработка шкал и эталонов врмени государственными органам). Они конечно зависят от метрико-топологической структуры пространства-времени, но способы ее фиксации - различные, очень сильно зависящие от технологии - Стоунхежд и  современные радио-интерферометры. 2. Социальное время измеряется несколько другими единицами, имеет другие  признаки и свойства. Они в правовой системе проявляются не на уровне  законодательства. а на уровне правоотношений и правосозная. Люди. своими действиями формируя правовую действительность, оценивают ритм и скорость правовых процессов, фиксируют  пристекание времени как изменение в правовом статусе,осознанно и бессознательно располагая себя относительно других социальных явлений, процессов. связей  тут то конечно и прявляется то, что социум  - это взаимодействие не только на уровне человека. но и групповое взаимодействие. Для разных социальных групп ( от трудового коллектива до нации) оценка своевременоости, срочности, временности юридически-значимого действия может варьироваться.  Поэтому нормы права, в которых проявялется эта форма времени нуждаются в отдельных. самостоятельных технико-юридических приемах ( надо сказать, в основном такие приемы используются в российском законодательстве эффективно, но иногда наблюдаются ошибки. что в этом случае приводит   к тому. что норма факутически не реализуется.) И тут видимо. надо аккутарно исследовать - ложится или нет тот или иной юридико-технический прием  на национально-правовую ментальность.  Предмет статья - типичный пример, когда ЕСПЧ вынужден принимать меры к РФ в силу невозможности прямого восприятия конструкции "разумный срок судопроизводства", поскольку наш процесс оперировал совсем другими  темпоральными принципами.
Здравствуйте! Спасибо за интересную, содержательную и практически значимую работу!
Затронутые Вами в настоящем докладе темы крайне актуальны в настоящий момент не только и, пожалуй, даже не столько для науки, сколько для практикующих юристов, как участников соответствующих правоотношений, так и правоприменителей.
Особый интерес вызывает та часть работы, которая посвящена праву на судопроизводство в разумный срок, в связи с принятием Федерального закона от 30 апреля 2010 года № 68 и внесения соответствующих изменений в ГПК и АПК.
Действительно, несвоевременность судебной защиты порождает неэффективность правосудия, что, в конечном счете, негативно отражается на интересах лиц, участвующих в деле. Затягивание судебного разбирательства иногда напрямую влияет на деятельность хозяйствующих субъектов (особенно остро в арбитражном процессе), которые вынуждены находиться не только в состоянии «правовой неопределенности» вплоть до окончательного разрешения спора, но и зачастую лишены возможности пользоваться либо собственным либо имуществом, полагающимся по договору.
Особенно актуально это при изымании у такого участника зачастую более чем значительных денежных средств со стороны административных органов - налоговых, таможенных (не секрет, что именно ФТС по итогам 2012 года была признана главным бюждетообразующим органом). Создается ситуация, при которой хозяйствующий субъект вынужден "ждать", пока суд признает решение или действия соответствующего органа незаконными и обяжет устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.
Так или иначе, но вопрос о разумном сроке возникает только тогда, когда суд выходит за пределы срока, предусмотренного законом. Следовательно, проблема неразумности срока относится только к тому периоду времени, который начал идти после истечения основного срока, установленного законом. Как показывает практика, причины выхода суда за пределы законного срока весьма разнообразны и не всегда уважительна ("много дел", "отсутствие сформировавшейся судебной практики" и т.д.)
Отсюда, нормы закона были напрямую призваны обеспечить установленные формально-юридические сроки и лишить суды возможности произвольно продлевать сроки судопроизводства (либо отдельных процессуальных действий) фактически под угрозой "карательных мер" (так как по сложившейся негласной практике, удовлетворение заявления гражданина о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок нередко влечет к отставке судьи, такой срок нарушившего).
Следует согласиться с автором рассматриваемого научного труда в том, что в правовой регламентации своевременности правоприменительной деятельности широко используются оценочные понятия. В связи с этим, по моему мнению, оценивать разумную продолжительность срока судопроизводства должны как суд, рассматривающий дело по существу (в порядке самоконтроля и исполнения процессуальных требований законодательства), так и суд, который впоследствии будет рассматривать требование заинтересованного лица о компенсации за нарушение разумного срока, учитывая широкий перечень обстоятельств,таких как: правовая и фактическая сложность дела; поведение участников процесса;достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела;общая продолжительность судебного разбирательства и степень отклонения от установленного срока.

С уважением, Сараева Олеся.
 
Добрый день, поднимаемый Вами вопрос "своевременности" правоприменительных действий безусловно актуален и интересен.
Несмотря на постоянно проводимую государством модернизацию правоприменительный процессов, направленную в т.ч. на реализацию принципа "своевременности" правоприменительных действий, на наш взгляд в практической деятельности наблюдается не их ускорение, а, напротив, торможение, что обусловлено, в большинстве случаев субъективными и техническими факторами: не работает техника, не хватает людей, низкая квалификация сотрудников, "текучка" кадров и т.п.
Однако, на наш взгляд это вызвано еще и активным использованием правоприменительными органами нормативно закрепленных правил, например, таких как непресекательность сроков.  Например,в соответствие со ст.36 ФЗ "Об исполнительном производстве" требования исполнительного документа должны быть  исполнены судебным приставом - исполнителем в двухмесячный срок (т.е. все действия должны быть выполнены своевременно), однако данный срок в соответствии с ч.8 стр.36 Закона по его смыслу не является пресекательным..... Указанное, на наш взгляд, противопоставляется "своевременности". Причем непресекательность процессуальных сроков - это то, чем зачастую "прикрываются" соответствующие специалисты при объективном нарушении строго регламентированных процессуальных сроков.
В это связи возникает вопрос о соотношении категорий "своевременность" и "непресекательность сроков" в правоприменении.
Спасибо.
Изменено: Оксана Шарно - 25.06.2013 13:07:10
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)