Российские и зарубежные технологии борьбы с домашним насилием
Ваш браузер устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом. Пожалуйста обновите браузер, чтобы улучшить взаимодействие с сайтом.
Страницы: 1
RSS
[ Закрыто ] Российские и зарубежные технологии борьбы с домашним насилием
Российские и зарубежные технологии борьбы с домашним насилием // Елфимова Евгения Игоревна, ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики Волгоградского государственного университета
Елфимова.pdf (114.32 КБ)
Евгения Игоревна, спасибо Вам, данная работа  информативна и , несомненно, актуальна . Мне , как магистранту, было полезно ознакомиться  не только с  внешними , но и внутренними аспектами данной проблемы.
Хотелось бы узнать Ваше мнение по сл. вопросу:
- Какие меры по борьбе с домашним насилием целесообразно перенять у Америки или Канады? А какие категорически не подходят для российской действительности ?

С уважением,
Щербакова Елена.
Цитата
Данил Кононенко пишет:
Российские и зарубежные технологии борьбы с домашним насилием // Елфимова Евгения Игоревна, ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики Волгоградского государственного университета


Евгения Игоревна, спаибо! Статья интересная, тема, которую Вы затронули, действительно,весьма актуальна. Даже сам термин "домашнее насилие" - результат исследований в сфере бытовой преступности, показавший, что пришло время пристальное внимание обратить на гендерный аспект преступлений в семье. Но у  меня вознили сомнения по поводу мер, направленных на борьбу с этим злом. Не кажется ли Вам, что многие из них носят декларативный характер, и по сути, являются лишь призывом к борьбе , а не самой борьбой?
Проблема очень серьёзная,и решение её на практике потребует немало усилий. Однако, как Вы считаете, может стоит взглянуть на проблему более масштабно? Безусловно, все указанные меры в статье были бы весьма эффективны, но мне кажется, что стоило бы обратить особое внимание на особенности российского менталитета, а так же неустойчивое экономическое положение многих женщин. Проблема кроется не сколько в неоказании помощи сотрудниками правоохранительных и других органов, занимающихся пресечением и предотвращением данных деяний, сколько в нежелании женщины обращаться за этой помощью. И дело не только в том, что она не желает "выносить сор из избы", нередко её может остановить то, что её некуда будет идти после разрыва.
Затронутая Вами проблема является весьма и весьма актуальной,спасибо за столь интересный подход к её решению!
Прошу прощения за опечатку, "ей".
Изменено: Татьяна Короткова - 07.06.2013 22:14:28
Цитата
Елена Щербакова пишет:
Евгения Игоревна, спасибо Вам, данная работа  информативна и , несомненно, актуальна . Мне , как магистранту, было полезно ознакомиться  не только с  внешними , но и внутренними аспектами данной проблемы.

Хотелось бы узнать Ваше мнение по сл. вопросу:

- Какие меры по борьбе с домашним насилием целесообразно перенять у Америки или Канады? А какие категорически не подходят для российской действительности ?



С уважением,

Щербакова Елена.
Елена, спасибо вам за вопрос. На мой взгляд, в Российской Федерации возможно применять технологии восстановительного правосудия, где акцент ставится на взаимозависимость жертвы и обидчика и выяснение причин возникновения конфликта, прослеживание его развития, и возможности примирения. Но оговорку здесь стоит сделать на применении таких технологий на базе общественных организаций.




С Уважением,
Елфимова Евгения
Изменено: Евгения Елфимова - 11.06.2013 23:33:18
Цитата
Наталья Соловьева пишет:
Цитата
Данил Кононенко пишет:

Российские и зарубежные технологии борьбы с домашним насилием // Елфимова Евгения Игоревна, ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики Волгоградского государственного университета





Евгения Игоревна, спаибо! Статья интересная, тема, которую Вы затронули, действительно,весьма актуальна. Даже сам термин "домашнее насилие" - результат исследований в сфере бытовой преступности, показавший, что пришло время пристальное внимание обратить на гендерный аспект преступлений в семье. Но у  меня вознили сомнения по поводу мер, направленных на борьбу с этим злом. Не кажется ли Вам, что многие из них носят декларативный характер, и по сути, являются лишь призывом к борьбе , а не самой борьбой?
Наталья Алексеевна, спасибо за столь важный вопрос. Да, вы правы, некоторые меры носят декларативный характер, но ведь иногда, только через призыв, обращение внимания всего общества на проблему, возможно добиться положительных результатов.



С Уважением,
Елфимова Евгения
Изменено: Евгения Елфимова - 11.06.2013 23:32:26
Цитата
Татьяна Короткова пишет:
Проблема очень серьёзная,и решение её на практике потребует немало усилий. Однако, как Вы считаете, может стоит взглянуть на проблему более масштабно? Безусловно, все указанные меры в статье были бы весьма эффективны, но мне кажется, что стоило бы обратить особое внимание на особенности российского менталитета, а так же неустойчивое экономическое положение многих женщин. Проблема кроется не сколько в неоказании помощи сотрудниками правоохранительных и других органов, занимающихся пресечением и предотвращением данных деяний, сколько в нежелании женщины обращаться за этой помощью. И дело не только в том, что она не желает "выносить сор из избы", нередко её может остановить то, что её некуда будет идти после разрыва.

Затронутая Вами проблема является весьма и весьма актуальной,спасибо за столь интересный подход к её решению!
Татьяна, спасибо за комментарий. Проблема на самом деле очень серьезная, и требует приложения огромных усилий. Но, на мой взгляд, проблема, что женщине некуда будет идти после разрыва, должна решаться не с помощью масштабных мер, а с помощью организации и финансирования приютов для оказания помощи женщинам, пострадавших от домашнего насилия, и только косвенно связана с экономической ситуацией. Но в тоже время, необходим и масштабный взгляд на проблему в целях обращения внимания всего общества и призыву к действиям.



С уважением,
Елфимова Евгения
Изменено: Евгения Елфимова - 11.06.2013 23:31:43
...
Изменено: Евгения Елфимова - 11.06.2013 23:34:11
Цитата
Евгения Елфимова пишет:
Татьяна, спасибо за комментарий. Проблема на самом деле очень серьезная, и требует приложения огромных усилий. Но, на мой взгляд, проблема, что женщине некуда будет идти после разрыва, должна решаться не с помощью масштабных мер, а с помощью организации и финансирования приютов для оказания помощи женщинам, пострадавших от домашнего насилия, и только косвенно связана с экономической ситуацией. Но в тоже время, необходим и масштабный взгляд на проблему в целях обращения внимания всего общества и призыву к действиям
С уважением,

Елфимова Евгения
Какой процент русских женщин уйдет от мужа,который бьет, в "приют", где ее будут лечить?Далеко не каждая захочет бросить дом и ребенка.
Евгения Елфимова, Вы смотрели судебную практику по этому вопросу? Если нет, я приведу следующий пример "Информация о Постановлении ЕСПЧ от 30.10.2012 по делу "E.M. (E.M.) против Румынии" (жалоба N 43994/05)Необходимость мер оценки достоверности предполагаемого акта домашнего насилия, подтверждавшегося медицинскими документами. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод".
6 марта 2004 г. заявительница подала на мужа заявление в полицию. 3 мая 2004 г. она возбудила против него уголовное разбирательство, обвиняя его в угрозах, оскорблениях, нападении и других актах насилия.
Заявительница жаловалась в национальные суды на домашнее насилие со стороны мужа, имевшее место 4 марта 2004 г. Она приложила к своей жалобе две копии медицинских справок, подтверждающих, что она подверглась нападению. Существующая нормативная база позволяла ей жаловаться на нападение и требовать защиты у властей. Хотя она жаловалась только на одно происшествие, власти тем не менее были обязаны действовать старательно и относиться серьезно к заявлению о предполагаемом совершении акта домашнего насилия, подтвержденному медицинскими документами. Приговором от 14 марта 2005 г. суд первой инстанции, который провел судебное следствие по делу и исследовал доказательства непосредственно, применил к мужу штраф за нападение и иные акты насилия. Однако после рассмотрения жалобы окружной суд отменил приговор и, истолковав доказательства по-другому, оправдал его. В то время как национальные власти столкнулись с трудностями в оценке доказательств, поскольку имели дело с двумя противоречивыми версиями происшествия в отсутствие "прямых" доказательств, следователи были обязаны принять необходимые меры для оценки достоверности версий и выяснения фактов. Кроме того, окружной суд обосновал свое решение отсутствием доказательств нападения со стороны мужа. Придя к этому выводу, он отклонил свидетельские показания, сославшись на их недостоверность, и установил, что показания заявительницы не были достаточно подробными в отношении преступлений, в которых обвинялся муж. Не ставя под сомнение результаты следствия, окружной суд вынес решение по тем же доказательствам, которые суд первой инстанции нашел достаточными для признания виновности. Таким образом, он имел достаточно правдоподобной информации для осознания необходимости проведения тщательной проверки всего дела. Тем не менее, отметив недостатки следствия, которые могли считаться умаляющими приговор суда первой инстанции, окружной суд окончил разбирательство, не приняв мер к их устранению. Если бы он проявил активность и использовал свои полномочия, предусмотренные национальным законодательством, особенно в данном случае, затрагивавшем возможность домашнего насилия, он мог предложить предоставить новые доказательства для выяснения фактов. Но при наличии достаточных оснований для возобновления расследования окружной суд окончил разбирательство, возложив на заявительницу ответственность за недостаток доказательств. Соответственно, уголовно-правовая система, примененная в деле заявительницы, оказалась неспособной обеспечить установление и наказание лиц, виновных в нападении, оставив возможные средства расследования неиспользованными. Наконец, подавая первую жалобу, заявительница просила у властей помощи и защиты для себя и дочери от агрессивного поведения мужа. Несмотря на то, что нормативная база предусматривала сотрудничество различных органов власти и несудебные меры для выбора и принятия мер против домашнего насилия, и хотя медицинская справка содержала доказуемые данные, подкрепляющие утверждения заявительницы, судя по материалам дела, никакие меры в этом отношении не принимались. Это свидетельствовало об отсутствии сотрудничества органов, ответственных за вмешательство в чувствительной сфере публичного интереса, что препятствовало установлению фактов. Подобное сотрудничество было тем более желательным в настоящем деле, в котором предполагаемое нападение имело место в присутствии несовершеннолетней. Таким образом, способ ведения расследования не обеспечил заявительнице эффективной защиты, требуемой статьей 3 Конвенции.
Опираясь на вышеизложенное, замечу, что женщине не столько нужен приют, сколько заслуженное наказание насильника!
Цитата
Ксения Азарникова пишет:
Какой процент русских женщин уйдет от мужа,который бьет, в "приют", где ее будут лечить?Далеко не каждая захочет бросить дом и ребенка.

Евгения Елфимова, Вы смотрели судебную практику по этому вопросу? Если нет, я приведу следующий пример "Информация о Постановлении ЕСПЧ от 30.10.2012 по делу "E.M. (E.M.) против Румынии" (жалоба N 43994/05)Необходимость мер оценки достоверности предполагаемого акта домашнего насилия, подтверждавшегося медицинскими документами. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод".

6 марта 2004 г. заявительница подала на мужа заявление в полицию. 3 мая 2004 г. она возбудила против него уголовное разбирательство, обвиняя его в угрозах, оскорблениях, нападении и других актах насилия.

Заявительница жаловалась в национальные суды на домашнее насилие со стороны мужа, имевшее место 4 марта 2004 г. Она приложила к своей жалобе две копии медицинских справок, подтверждающих, что она подверглась нападению. Существующая нормативная база позволяла ей жаловаться на нападение и требовать защиты у властей. Хотя она жаловалась только на одно происшествие, власти тем не менее были обязаны действовать старательно и относиться серьезно к заявлению о предполагаемом совершении акта домашнего насилия, подтвержденному медицинскими документами. Приговором от 14 марта 2005 г. суд первой инстанции, который провел судебное следствие по делу и исследовал доказательства непосредственно, применил к мужу штраф за нападение и иные акты насилия. Однако после рассмотрения жалобы окружной суд отменил приговор и, истолковав доказательства по-другому, оправдал его. В то время как национальные власти столкнулись с трудностями в оценке доказательств, поскольку имели дело с двумя противоречивыми версиями происшествия в отсутствие "прямых" доказательств, следователи были обязаны принять необходимые меры для оценки достоверности версий и выяснения фактов. Кроме того, окружной суд обосновал свое решение отсутствием доказательств нападения со стороны мужа. Придя к этому выводу, он отклонил свидетельские показания, сославшись на их недостоверность, и установил, что показания заявительницы не были достаточно подробными в отношении преступлений, в которых обвинялся муж. Не ставя под сомнение результаты следствия, окружной суд вынес решение по тем же доказательствам, которые суд первой инстанции нашел достаточными для признания виновности. Таким образом, он имел достаточно правдоподобной информации для осознания необходимости проведения тщательной проверки всего дела. Тем не менее, отметив недостатки следствия, которые могли считаться умаляющими приговор суда первой инстанции, окружной суд окончил разбирательство, не приняв мер к их устранению. Если бы он проявил активность и использовал свои полномочия, предусмотренные национальным законодательством, особенно в данном случае, затрагивавшем возможность домашнего насилия, он мог предложить предоставить новые доказательства для выяснения фактов. Но при наличии достаточных оснований для возобновления расследования окружной суд окончил разбирательство, возложив на заявительницу ответственность за недостаток доказательств. Соответственно, уголовно-правовая система, примененная в деле заявительницы, оказалась неспособной обеспечить установление и наказание лиц, виновных в нападении, оставив возможные средства расследования неиспользованными. Наконец, подавая первую жалобу, заявительница просила у властей помощи и защиты для себя и дочери от агрессивного поведения мужа. Несмотря на то, что нормативная база предусматривала сотрудничество различных органов власти и несудебные меры для выбора и принятия мер против домашнего насилия, и хотя медицинская справка содержала доказуемые данные, подкрепляющие утверждения заявительницы, судя по материалам дела, никакие меры в этом отношении не принимались. Это свидетельствовало об отсутствии сотрудничества органов, ответственных за вмешательство в чувствительной сфере публичного интереса, что препятствовало установлению фактов. Подобное сотрудничество было тем более желательным в настоящем деле, в котором предполагаемое нападение имело место в присутствии несовершеннолетней.     Таким образом, способ ведения расследования не обеспечил заявительнице эффективной защиты, требуемой статьей 3 Конвенции.    

Опираясь на вышеизложенное, замечу, что женщине не столько нужен приют, сколько заслуженное наказание насильника!
Ксения, спасибо за комментарий, но прошу заметить, что я в своей работе не представляю помощь приютов, как единственное средство борьбы с домашним насилием. Это всего лишь одна из технологий. И не всегда женщине требуется наказание "мучителя", иногда необходимо разобраться в ситуации,ее причинах. И в приютах не только лечат, а оказывают комплексную помощь и поддержку. А если все же говорить о наказании, то и я говорю об отсутствии сотрудничества компетентных органов и необходимости их взаимодействия.


С уважением,
Евгения Елфимова
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 2, пользователей: 0, из них скрытых: 0)