Уголовно-правовая характеристика убийства по найму в России и Великобритании
Ваш браузер устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом. Пожалуйста обновите браузер, чтобы улучшить взаимодействие с сайтом.
Страницы: 1
RSS
[ Закрыто ] Уголовно-правовая характеристика убийства по найму в России и Великобритании
Уголовно-правовая характеристика убийства по найму в России и Великобритании // Рыбцова Диана Дмитриевна, магистрант Волгоградского государственного университета
Рыбцова.pdf (140.65 КБ)
Здравствуйте, Диана!
Поскольку одной из задач компаративистики является изучение возможностей взаимного заимствования позитивного опыта различных государств в тех или иных правовых сферах в целях совершенствования законодательства и правоприменения, хотелось бы задать по Вашему докладу следующий вопрос: могут ли быть заимствованы Россией какие-либо элементы английской доктрины в области убийства по найму в целях совершенствования УК?
Здравствуйте, Диана. Спасибо за познавательную статью, вопрос заимствования правового опыта различных государств действительно актуален. Хотелось бы отметить, что в статье Вы избрали способ сравнения законодательства РФ и Великобритании через призму континентального права, акцентируя свое внимание скорее на проблемах УК РФ. Однако название статьи предполагает рассмотрение взаимных проблем в равной мере. На мой взгляд, более продуктивным стало бы сравнение законодательства Великобритании и России  через судебную практику. Вы выбрали для сравнения правовую систему, относящуюся к англо-саксонской правовой семье, но не привели ни одного примера из практики, а ведь именно судебный прецедент является основным источником права для Великобритании, в то время как в случае российского законодательства вы ссылались и на Конституцию, и на УК РФ.
Некоторые из выводов, к которым Вы приходите в заключение своей работы, представляются спорными. Вы указываете, что разбой, бандитизм или вымогательство не отягчают убийство, а наоборот, убийство отягчает разбой, вымогательство или бандитизм. По моему мнению, убийство не может быть квалифицирующим признаком данных преступлений. Преступления «против жизни и здоровья человека» расположены в первом разделе Особенной части УК РФ, а убийство является первой статьей данной главы. Жизнь является приоритетным объектом уголовно-правовой охраны, и рассматривать убийство в качестве квалифицирующего признака преступления против собственности, на мой взгляд, не допустимо.  
Также Вы предлагаете исключить квалифицирующие признаки убийства: «сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом», закрепленные в п. «з»  ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, обладает более высокой степенью общественной опасности, чем простое убийство. Поэтому в подобных случаях нельзя квалифицировать по совокупности основной состав убийства и разбоя, бандитизма или вымогательства. Состав убийства в данном случае должен быть квалифицированным. В связи с этим, мнение о том, что преступник привлекается к ответственности за разбой, бандитизм или вымогательство дважды, представляется необоснованным. Он несет ответственность за совершенное из указанных деяний, а также за умышленное причинение смерти другому человеку, но общественная опасность такого убийства выше по сравнению с основным составом, в связи с чем состав и должен быть квалифицированным. На мой взгляд, в данном случае не имеет место нарушение Конституции или принципов уголовного права.
Изменено: Светлана Селемен - 16.06.2013 23:22:11
Диана, как вы считаете, нуждается ли законодательство рассмотренных Вами стран в совершенствовании по данному вопросу? Какие действия можно предпринять, на ваш взгляд?
Цитата
Елена Антипова пишет:
Здравствуйте, Диана!

Поскольку одной из задач компаративистики является изучение возможностей взаимного заимствования позитивного опыта различных государств в тех или иных правовых сферах в целях совершенствования законодательства и правоприменения, хотелось бы задать по Вашему докладу следующий вопрос: могут ли быть заимствованы Россией какие-либо элементы английской доктрины в области убийства по найму в целях совершенствования УК?

Добрый день, Елена!
Спасибо за вопрос. Я полагаю, что в английской уголовно-правовой доктрине, безусловно, есть позитивные моменты, которые могли бы быть позаимствованы российским уголовным правом. К ним можно отнести существующее в английской науке правило, связанное с ответственностью за действия так называемого невиновного агента. Данное правило означает, что действия лица, совершающего actus reus (объективную сторону) преступления без требуемой mens rea (субъективной стороны)или могущего сослаться на какое-либо основание защиты в свое оправдание, вменяются тому его соучастнику, который инициировал совершение преступления, так что последний de iure становится исполнителем преступления.
В уголовном праве России аналогичная конструкция носит название «посредственное исполнение» Под посредственным исполнением понимается преступная деятельность субъекта, умышленно использующего для своей преступной цели при выполнении объективной стороны состава преступления в качестве орудия другое физическое лицо, не обладающее общими или специальными признаками субъекта преступления.
Таким образом, в российском уголовном праве указанная конструкция представляется более "узкой": она охватывает только характеристики ненадлежащего субъекта преступления, тогда как английская доктрина "мыслит" шире - включает в себя также характеристики ненадлежащей субъективной стороны преступления, что видится немаловажным.
Цитата
Светлана Селемен пишет:
Здравствуйте, Диана. Спасибо за познавательную статью, вопрос заимствования правового опыта различных государств действительно актуален. Хотелось бы отметить, что в статье Вы избрали способ сравнения законодательства РФ и Великобритании через призму континентального права, акцентируя свое внимание скорее на проблемах УК РФ. Однако название статьи предполагает рассмотрение взаимных проблем в равной мере. На мой взгляд, более продуктивным стало бы сравнение законодательства Великобритании и России  через судебную практику. Вы выбрали для сравнения правовую систему, относящуюся к англо-саксонской правовой семье, но не привели ни одного примера из практики, а ведь именно судебный прецедент является основным источником права для Великобритании, в то время как в случае российского законодательства вы ссылались и на Конституцию, и на УК РФ.

Некоторые из выводов, к которым Вы приходите в заключение своей работы, представляются спорными. Вы указываете, что разбой, бандитизм или вымогательство не отягчают убийство, а наоборот, убийство отягчает разбой, вымогательство или бандитизм. По моему мнению, убийство не может быть квалифицирующим признаком данных преступлений. Преступления «против жизни и здоровья человека» расположены в первом разделе Особенной части УК РФ, а убийство является первой статьей данной главы. Жизнь является приоритетным объектом уголовно-правовой охраны, и рассматривать убийство в качестве квалифицирующего признака преступления против собственности, на мой взгляд, не допустимо.  

Также Вы предлагаете исключить квалифицирующие признаки убийства: «сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом», закрепленные в п. «з»  ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, обладает более высокой степенью общественной опасности, чем простое убийство. Поэтому в подобных случаях нельзя квалифицировать по совокупности основной состав убийства и разбоя, бандитизма или вымогательства. Состав убийства в данном случае должен быть квалифицированным. В связи с этим, мнение о том, что преступник привлекается к ответственности за разбой, бандитизм или вымогательство дважды, представляется необоснованным. Он несет ответственность за совершенное из указанных деяний, а также за умышленное причинение смерти другому человеку, но общественная опасность такого убийства выше по сравнению с основным составом, в связи с чем состав и должен быть квалифицированным. На мой взгляд, в данном случае не имеет место нарушение Конституции или принципов уголовного права.

Здравствуйте, Светлана!
Благодарю Вас за внимание к моей статье и возможность обсудить те моменты, которые видится неоднозначными.
Вами был верно подмечен тот факт, что данная работа построена на сравнении через призму континентального права. Однако это было сделано намеренно, так как наше государство относится к континентальной правовой системе. В любом случае нормы российского уголовного права для читателя ближе и понятнее, поэтому, дабы показать разницу, за базу было выбрано именно российское право, тогда как нормы английского уголовного права "оттеняли" существующие различия. Кроме того, английское уголовное право не кодифицировано, не имеет четкой организации (отсутствует разделение на Общую и Особенную части, при характеристике конкретного преступления не используется какая-либо стройная логическая система), поэтому верным представилось провести сравнительно-правовой анализ исходя из четырехчленной структуры преступления, предусмотренной отечественным уголовным правом.
Касательно Вашего мнения относительно формулировки п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то могу согласиться с Вами, что убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, обладает более высокой степенью общественной опасности, чем простое убийство. Однако я не могу согласиться в Вашими выводами. В случае причинения смерти при совершении разбоя, вымогательства или бандитизма основным объектом преступления будут отношения собственности, а жизнь будет являться дополнительным объектом преступления, несмотря на ее приоритетную важность. Это обусловлено тем, что жизнь как объект преступления не предусмотрена формулировкой ст.ст. 162, 163, 209 УК РФ, а становится таковым именно при квалификации преступления по совокупности ст. 105 и одной из указанных выше статей.
Цитата
Дарина Березуцкая пишет:
Диана, как вы считаете, нуждается ли законодательство рассмотренных Вами стран в совершенствовании по данному вопросу? Какие действия можно предпринять, на ваш взгляд?



Здравствуйте, Дарина!
П. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сформулирован законодателем с указанием пяти видов убийства: из корыстных побуждений или по найму, сопряженное с разбоем, вымогательством или с бандитизмом.
Квалифицирующие признаки лишения жизни людей, сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом, внесены в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК без должных научных оснований, так как указанные вышеназванные признаки являются самостоятельными. Они не отягчают убийство, а наоборот убийство отягчает разбой, вымогательство или бандитизм.
Существующая законодательная регламентация позволяет дважды привлекать к уголовной ответственности виновного за одно и то же преступление: за разбой, вымогательство или бандитизм и по совокупности за убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Это противоречит Конституции РФ, уголовному и уголовно-процессуальному законодательству России .
В этой связи представляется целесообразным исключить квалифицирующие признаки убийства: «сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом» из п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.
Что касается столь тесного «соседства» в одной статье Уголовного Кодекса понятий «убийство из корыстных побуждений» и «убийство по найму», то оно видится неверным. Решающим в этом вопросе должно быть признано не стремление исполнителя получить вознаграждение, в силу чего убийство по найму признается разновидностью убийства из корыстных побуждений, а объективную сторону преступления, включающую в себя совершение убийства и отношения между нанимателем и исполнителем. Корысть как характеристика субъективной стороны, как правило, обязательно присуща только исполнителю. Убийство по найму, имевшее в законе отправной точкой убийство из корыстных побуждений, в настоящее время не может являться разновидностью данного вида преступления.
В английском уголовном праве проблематичным видится характеристика заранее обдуманного злого умысел у виновного в тяжком убийстве: он констатируется при наличии у лица намерения: (1) противоправно умертвить другое лицо либо (2) противоправно нанести другому лицу тяжкое телесное повреждение. Но такая конструкция может быть распространена и на те случаи, когда нет ни предумышления, ни злого умысла. И напротив, умерщвление на улице по внезапно возникшему умыслу совершенно незнакомого человека есть, по современным понятиям, в не меньшей степени тяжкое убийство, чем коварно задуманное, вероломное заказанное убийство.
Если британский парламент примет ст. 54 проекта Закона об уголовном кодексе17 , то реальностью станет рекомендация, предложенная Комитетом по пересмотру уголовного права. В своем 14-м Докладе (1980 г.) “Преступления против личности” он прежде всего указал, что определение понятия тяжкого убийства должно быть дано в законе, а не в нормах общего права. Соответственно ст. 54(1) указанного проекта предусматривает, что лицо виновно в тяжком убийстве, если оно умерщвляет другое лицо с намерением убить или причинить тяжкое телесное повреждение, заведомо для лицо чреватое смертью.
И тогда нельзя будет признать человека виновным в тяжком убийстве только на том основании, что он намеревался причинить тяжкое телесное повреждение. Другими словами, конструкция состава тяжкого убийства существенно изменится: достаточно будет любого “умысла убить”, в частности прямого, но ситуативного, внезапно возникшего, либо косвенного, а также если приведшее к смерти действие было рассчитано на причинение серьезного телесного повреждения, заведомо для виновного опасного для жизни или смертельного. Специальный комитет Палаты лордов (по тяжким убийствам и пожизненному тюремному заключению) высказался за принятие определения состава тяжкого убийства в проекте указанного закона .
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)